Чтобы стать бомжем, не обязательно быть алкоголиком и опуститься на социальное дно. Оказывается, лишиться крыши над головой можно даже после неудачного ремонта.

Яркий тому пример - семья пенсионеров Цеомашко из села Мордвиновка (Мелитопольский район). Вот уже полгода они вынуждены коротать дни в сарае и проситься на ночлег к односельчанам, так как их собственное жилье стало ядовитым.
 
О вонючем доме в округе уже ходят легенды: его обходят стороной не только люди, но коты и собаки. Там не рискуют селиться даже мыши. Аккуратное с виду белокаменное здание на окраине села легко узнать издали, оно, словно прострелено - в стенах недостает кирпичей. Таким способом хозяева пытаются проветрить жилье от отравляющего формальдегида.

Утеплились
А началась эта неприятная история 8 ноября 2006 года с короткого объявления в газете: «Утепляю дома пеноизолом». Рекламная строчка бросилась в глаза семейной чете Цеомашко, которые всю свою жизнь трудились не покладая рук, собирая деньги на строительство собственного дома, покупку мебели и ремонт, чтобы достойно пожить на закате лет.
 
Позвонив по указанному в рекламе телефону, супруги пригласили мастера на дом. Подрядчик сработал оперативно - уже на следующий день он вместе с помощниками и инструментом прибыл из Мелитополя на подворье мордвиновцев. Мастер, представившийся Николаем, обрисовал сельчанам радужные перспективы: в облицовочном кирпиче сверлятся небольшие отверстия, через них в пустоту между шлакоблоком и облицовкой закачивается утепляющая пена, затем отверстия закрываются: делов на два часа максимум, зато всю жизнь будете жить в тепле.

Никаких лицензий и сертификатов на стройматериалы Николай не демонстрировал, и договор на выполнение работ не составлял. Сельчане, люди простые и доверчивые, тоже не сообразили все это задокументировать, потому, утепление велось, как говорится, под честное слово.
- Задули дом нам всего за полтора часа, деньги - 1 тыс. 350 грн. - взяли и уехали, вспоминает хозяйка Любовь Сергеевна. - Я еще спросила у Николая, не появится ли в доме запах неприятный, а он ответил: «Может быть, поначалу сыростью отдавать будет, как формалином в морге». А что за формалин такой, я знать не знаю. Только через пару недель мы осознали, что за полтора часа лишились всего, что наживали годами.
В условиях химической войны

Первые симптомы недомогания почувствовала хозяйка дома. Вечером в тот же день у Любови Сергеевны поднялось давление, началось жжение в глазах, горле:
- Запаха никакого не было сначала. Как Николай и говорил, сыростью едва отдавало. А потом вдруг запекло лицо, губы, гортань, я вся опухла. Через неделю пришлось ехать в город к аллергологу. Мне выписали таблеток на 200 гривен, я их пропила, а толку никакого. Чувствую, что мне плохо, как только я вхожу в дом. Через месяц у мужа лицо сделалось бордового цвета, он стал задыхаться, потом смотрю, уже еле ноги передвигает. У невестки и сына головы болят, все перед глазами плывет, а в больнице нам говорят: «У вас массовый психоз». Но мы-то понимаем, что это наш собственный дом нас калечит. Перенесли к племяннику в дом напротив диван, чтоб там заночевать, а вечером, когда растопили печь, от дивана такая вонь стала исходить, что все кто был в комнатах, начали кашлять и задыхаться.

О том, что случилось с нашим домом после утепления, мы, конечно же, сообщили Николаю. Он тут же приехал и даже специалиста из санэпидстанции привез, чтобы взять забор воздуха в помещениях. Оказалось, что в нашем жилище содержание формальдегида в два раза превышает предельно допустимые нормы.
После выводов эпидемиолога мастер тут же решил извлечь пеноизол из стен дома. Однако эта процедура оказалась малоэффективной. Жить в ядовитом здании не рекомендуют ни эпидемиологи, ни ученые из кафедры химии Мелитопольского педуниверситета, куда Цеомашко также обращались за консультацией.
Пары формальдегида не выветрились из дома даже по истечении полугода. Убедиться в этом довелось и журналисту. Уже через 20 минут пребывания в комнатах в горле почувствовалось першение, потом стало трудно глотать, пришлось продолжить беседу с хозяевами дома на улице.
«Остались, в чем мать родила»
 

На уровне животных.
Всю зиму Любовь Сергеевна и ее супруг Василий Михайлович вынуждены были скитаться по соседям и родственникам. В шестьдесят лет пенсионеры фактически оказались на улице - ночуют у односельчан, а днем живут на сеновале: там установили обеденный стол, маленький телевизор, вешалку, а в углу на сене постелили одеяла. «Такой романтики и врагу не пожелаешь», - говорит Любовь Сергеевна, вытирая слезу:
- Мы остались - в чем мать родила. Все вещи, которые находятся в доме, носить нельзя. Один раз халат рискнула было одеть, но через пару часов у меня начался приступ удушья. Ходим теперь в старой одежде, которую я когда-то сложила в гараже. И сколько так будет продолжаться - не знаем.
Бедствующему семейству мастер по утеплению домов заплатил компенсацию в размере 7 тысяч гривен и взял с них расписку о том, чтобы они к нему никаких материальных претензий больше не предъявляли. Послушав советы соседей, старики расписку эту подписали:
- Нам сказали: договор вы никакой не заключали, значит берите хоть 7 тысяч, а то и этих денег не увидите. Но мы деньги эти не тратим, разве ж на них новый дом построишь теперь? Мы у людей стали расспрашивать про это утепление и узнали, что договоры строители с заказчиками не заключают, да и случаи, подобные нашим, уже не единичны. Говорят, в Васильевке люди три года вокруг своего утепленного дома ходят, а зайти в него не могут. Та же проблема, что и у нас.
Станут ли пенсионеры судиться с предпринимателем, они пока не решили. Понимают, что сами наломали много дров. Однако рассказом о своей беде они надеются предупредить других о том, что и такое в жизни случается.
Бизнес продолжается
 
А бизнесмен тем временем продолжает утеплять дома. Когда журналист позвонил по телефону, указанному в объявлении, под видом клиента, Николай рассказал, что готов выехать на дом и обсудить все условия дальнейшей работы. В беседе выяснилось, что офиса он не имеет, теплоизоляционные смолы закупает на одном из военных заводов. Лицензию на ремонтные работы и санитарно-гигиенические заключения на материалы предприниматель перекупил у своего партнера по бизнесу. Николай честно признался, что в теплоизоляционных смолах имеется вредный для здоровья человека формальдегид, но поскольку вещество это летучее, оно быстро выветривается.
Неудачный случай с домом в Мордвиновке он также не стал замалчивать, но сказал, что в его практике такое впервые: «Владельцы всех домов, которые я утеплял, в том числе и в других областях Украины, довольны работой. А этот дом в Мордвиновке странный какой-то. Может, там что-то не то с кирпичом или шлакоблоком. Сам не знаю».
 
Когда стены калечат (Полезные советы) 
Случай с ядовитым домом действительно может стать уроком для всех, кто решил утеплиться или сделать в квартире ремонт, полагают специалисты городской санэпидстанции, поскольку формальдегид - самое токсичное соединение, которое выделяется из отделочных материалов. Он содержится в смоле, используемой при изготовлении древесно-стружечных плит (ДСП), древесно-волокнистых плит (ДВП), фанеры (ФРП), мастик, пластификаторов, шпатлевок и смазок для стальных форм и прочих стройматериалах.
Поэтому, перед тем как покупать линолеум, пластиковые трубы и прочий товар, применяемый во время ремонта, первым делом следует ознакомиться с санитарно-гигиеническим заключением, советует заведующий отделением коммунальной гигиены городской СЭС Геннадий Стонога. Данный документ может быть выдан Министерством здравоохранения или любой областной санэпистанцией, где проводят исследования на содержание химических веществ в материалах.

По словам Геннадия Стоноги, длительное пребывание человека в комнате, где содержание паров формальдегида превышает предельно-допустимые нормы, опасно для жизни. Человек может не чувствовать запаха, но вредные пары все равно дадут о себе знать:
- Формальдегид обладает выраженными раздражающими свойствами, поражает центральную нервную систему, печень, почки, влияет на состав крови. При небольших концентрациях этого вещества человек ощущает резь в глазах, чувство царапания в горле, начинается чихание, насморк покашливание, опухание слизистой оболочки верхних дыхательных путей.

Формальдегид имеет свойство накапливаться в организме: в почках, печени, легких, и тогда начинаются катаральные явления, риниты, ларингиты, хронические бронхиты, в отдельных случаях приступы бронхиальной астмы.

На ряду с этим, проявляются симптомы общетоксикологического действия: слабость, головные боли, снижение аппетита, возможно поражение центральной нервной системы и как результат - нарушение зрения, нередко имеют место заболевания кожи: крапивница, острый хронический дерматит, экзема, заболевания ногтей.

Спрос не бьет в нос

В секторе по защите прав потребителей, куда чета Цеомашко также обращались за помощью, их заявление осталось без рассмотрения. По словам заведующей сектором Светланы Беловой, единственный выход из этой ситуации для пострадавших - подать заявление в суд на возмещение нанесенного им ущерба. Правда, какие у пенсионеров шансы выиграть судебное дело, специалисты исполкома прогнозировать не берутся. А вот других покупателей предупреждают:
- Если вы решили сделать ремонт с помощью подрядной организации, поинтересуйтесь, по какому адресу находится их офис; сколько лет фирма (частное лицо) работает на рынке ремонтных услуг; узнайте у знакомых и соседей о репутации подрядчиков; обязательно заключите договор, в котором оговорены: стоимость работ, срок выполнения заказа и прочие дополнительные вопросы, и храните расчетные документы.


Источник: http://h.ua/story/46169/
Компания НЮВЕЛ - www.nyvel.ru - услуги теплоизоляции домов пенополиуретаном ппу

Рассчитать
утепление кровли?
Рассчитать
Нужна гидроизоляция
фундамента?
Рассчитать
У вас
плоская кровля?
Рассчитать
Требуется быстрый
ремонт кровли?
Рассчитать
Условия лицензионного соглашения: